Сон. Постапокалепсис.

 

Жара. Марево струится над растрескавшейся бетонкой. На первый взгляд это ничем не примечательный участок старого заброшенного шоссе, на обочине которого примостились развалины бензоколонки. Однако, стоит немного расширить поле зрения и замечаешь, что огорожено довольно большое пространство. Забор больше похож на упорядоченную свалку металлолома, но ведь кто-то постарался и стащил сюда всё это железо. Некоторое время назначение этой территории остаётся непонятным.

Что-то привлекает внимание, я оборачиваюсь и вижу крупный самолёт, который заходит на посадку именно на этот участок бетонки. Странное спокойствие, словно посадка подобного гиганта рядом со мной обычное дело. Отхожу немного в сторону, за пару остовов легковых автомобилей. Самолёт снижается как-то неуклюже. Нет, я не профи, который разбирается в таких вещах, но точно знаю, хотя и не могу сказать откуда, что что-то идёт не так. Иллюзия медленного движения самолёта рассеивается, он несётся почти на меня, шасси касаются бетона. Клубы песка и дыма. Полоса маловата для самолёта таких габаритов, он проносится по всей её длине и чудом останавливается недалеко от ограждения. Этот самолёт повидал многое, его внешний вид, да и, скорее всего, начинка оставляли желать лучшего.

Картина меняется.  Я вижу кабину пилотов изнутри — в креслах не привычные бравые пилоты в форме, а простые парни — работяги, внешним видом и состоянием полностью под стать своей машине. Они только что ещё раз благополучно смогли вернуться из рейса. Несмотря на огромную усталость оба мне улыбаются. Сейчас я не могу вспомнить их имён, но уверен, что знаю их и улыбаюсь им в ответ, поздравляю с благополучным возвращением.

Смутное беспокойство от двоякости восприятия заставляет остановиться и задуматься. С одной стороны ощущается неправильность происходящего, с другой — всё здесь понятно и знакомо, стоит только мысленно задать себе вопрос и ответы сами приходят. Что-то случилось в прошлом, либо война, либо глобальный катаклизм. Так или иначе большая часть человечества была погибла. Выжившие распались на самостоятельные анклавы, существующие на пределе своих возможностей. Всё случилось не так давно, лет 10 — 20 назад, ещё живо первое поколение, те, кто помнит Мир до катастрофы, подрастает второе, перенимающее сохранённые знания.

Пока я мысленно складываю картинку данной реальности, к самолёту на разгрузку стекаются люди. Территория, казавшаяся пустынной до посадки, быстро оживает. Народ суетится, нужно перенести привезённые припасы в убежище и спрятать самолёт. Как и куда — интересный вопрос, достаточно большого ангара поблизости не было.
Картина снова меняется. Словно время перемотали вперёд. Ангара и вправду нет, однако под землёй скрыт огромный комплекс, способный принять даже самолёт такого размера. Местное сообщество хорошо организовано, больше похоже на военную базу. Чёткое разделение труда и обязанностей. Совещание с главами поселения, не совсем понятно почему, но меня здесь ждут. Очевидно, что я не посторонний. Ещё один фрагмент реальности в мою коллекцию — люди не смогли объединить усилия, даже находясь на грани вымирания. На данной территории существует 2 союза, воюющие друг с другом за ресурсы. Остальное не столь интересно и невидимый режиссёр снова «проматывает плёнку».

Всё не так просто, вернее совсем не просто. Люди не только выживают, ожидая закат человечества, они ищут способы возродить общество. Понимаю это, когда спускаюсь в прекрасно оснащённую лабораторию. В беседе глава лаборатории не без триумфа в голосе рассказывает о работе её команды. Она показывает закупоренную колбу, в которой клубится густой фиолетовый туман, и говорит: «Вот наше будущее!». Не вдаваясь в подробности, она объясняет, что держит в руках первый успешный образец мутагена, который сделает организм человека более приспособленным к новым условиям и даст возможность свободно жить, не боясь окружающей среды. В этот миг  мелькает мысль, что имел место ядерный конфликт. Учёная продолжает свой рассказ, из него становится ясно, что данное сообщество, по крайней мере его верхушка, склоняется к эволюционному пути — выживание через изменения. «Соседи», они же враги в конфликте, решили идти по пути киборгизации, разногласия в выборе пути развития стали одной из причин конфликта чуть ли не на уровне религиозной войны.

Воет сирена, случилось что-то серьёзное, меня просят удалиться из лаборатории и занять свой боевой пост. Снова «перемотка» времени и смена картинки. Я на поверхности, ночь, кругом костры — горит техника. Вижу очертания самолёта, на его фоне движение. Бежит девушка, в неясном свете различаю в её руках колбу. Неизвестно как, но понимаю, что это та самая с мутагеном. Девушка явно не местная, она пытается сбежать, хотя преследователей не видно. Я не вмешиваюсь, не успеваю. Всего миг и путь девушке преграждает солдат с странной механизированной броне. Хотя нет, хватает пары внимательных взглядов чтобы понять, что это не броня, не одежда, это его тело, живой плоти ты почти не видишь. Враг! Он здесь! Меня не замечают, возможно, для них я и не существую. Девушка замирает, секундное замешательство, страх. Резко откупоривает колбу и вдыхает мутаген. Изменения наступают мгновенно. Не верю своим глазам, происходящее противоречит всему, что я знаю, но не могу отрицать увиденного. Солдат тоже опешил, инстинктивно он делает шаг назад, но берёт себя в руки и открывает огонь по клубящемуся кому плоти перед собой. Ком плоти, бывший девушкой пару секунд назад, проваливается в образовавшуюся воронку и исчезает в дыму. Солдат презрительно сплёвывает, но ничто не окончено, из-за пелены появляется непонятное существо. «Твою мать…» — успевает прошептать солдат за секунду до ответного удара, вмявшего его в бетонное покрытие. Песчаная буря. Дым. Трудно дышать. Проснулся. Всё-таки это сон.

Поделитесь с друзьями!
Найди меня, если сможешь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code